Новости Рыбинска

Леонид Продан о своём отце: «Он знал, что уйдёт рано»

Олег Продан из тех людей, благодаря которым о Рыбинске знают в России и мире. Путешественник и исследователь Севера разбился в Западной Сибири три года назад во время гибели вертолёта экспедиции «По следам двух капитанов». В память в Рыбинске ежегодно проводят соревнования по атлетическому парашютному многоборью.

О том, каким был Олег Леонидович, «Рыбинскому дневнику» рассказал его сын Леонид Продан.

 

 

Прошло уже три года, как не стало моего отца. Вертолёт экспедиции «По следам двух капитанов» разбился вечером 18 апреля 2016 года. О том, что это произошло, мы с женой услышали на следующее утро из новостей, собирая сына в школу. Первая мысль, которая пришла мне в голову, была: «Да не может быть! Это не его вертолёт! С ним всё в порядке…». Он был рисковым, но везучим человеком: судьба берегла его и не раз спасала от неминуемой гибели. Однако спустя буквально полчаса информация о гибели его экипажа, увы, подтвердилась.

Его уход был полной неожиданностью для меня, для всех членов моей семьи.

Отец всегда был невероятно целеустремлённым, беспокойным, подчас даже безбашенным. Всю свою молодость он посвятил парашютному спорту. Прыгнул в первый раз в 14 лет, приписав себе год. Потом, когда это выяснилось, было уже поздно — парашютизм накрыл его с головой.

 

 

Постоянные соревнования, сборы, командировки. Служба в ВДВ, риск и опасности. Совершенно ясно, что это всё никак не шло на пользу семейной жизни. Помню, как он сказал мне однажды: «Ты знаешь, если честно — хреновый я был отец…». Тогда, в детстве, мне очень его не хватало, я редко видел его, по-детски обижался за это. Сейчас понимаю: сказывалось, что отцом он стал в 19 лет, ещё будучи студентом. Возможно, он и хотел бы уделять семье больше внимания, но не заниматься спортом и тренерской деятельностью не мог. Это был смысл его существования.

Когда в конце 80-х он ушёл из аэроклуба, стал председателем Бюро международного молодёжного туризма «Спутник» и родоначальником всего туристического бизнеса в нашем городе, жизнь семьи стала налаживаться. Он стал чаще бывать дома, больше и активнее занимался моим воспитанием, у нас появился материальный достаток. И всё это — в дикую эпоху начала 90-х. Тогда же он в первый раз попал в состав северной экспедиции. И, как говорится, «заболел Севером»… Уже после развода с моей матерью и отъезда в Москву, он решил связать свою жизнь и работу с Арктикой. И опять же добился колоссальных успехов.

 

 

Да, он был невероятно целеустремлённым романтиком с железной силой воли. Всё так. Но я помню его и другим – тёплым, мягким, семейным и домашним. Когда у нас с женой родился старший сын Артём, отцу было всего 43 года. И он был невероятно рад этому и горд тем, что вот он такой молодой и активный дедушка. Каждый его приезд в Рыбинск был для нас праздником, хотя это и происходило нечасто. Спустя пять лет он стал дедом во второй раз, у нас родился Тимофей, и его рождение придало ему новых жизненных сил.

 

 

Он много и часто рисковал. И для меня это было естественно. Ведь я с пелёнок знал, что мой папа — парашютист. Это было как что-то само собой разумеющееся. Распространяться о тех опасностях, которые его подстерегали, он не любил. А если и рассказывал, то как-то вскользь, легко и с юмором. Его работа приучила нас к тому, что он мог просто пропасть на несколько месяцев, а потом вдруг совершенно неожиданно позвонить откуда-нибудь с другого конца Земли и, как ни в чём не бывало, весело сказать в трубку: «Привет! Как у вас дела? Как мальчишки?» И это было нормально. Увы, но у меня даже не было никакого предчувствия накануне его гибели. Он улетел в экспедицию, как обычно, и мы ждали его возвращения на майские праздники. Но судьба распорядилась иначе.

Он знал, что уйдёт рано. Ну, или подозревал. Хотя и старательно скрывал свои мысли и подозрения. Он сам рано потерял отца. Деда не стало, когда отец был ещё студентом. И видимо поэтому он и спешил жить, боялся чего-то не успеть, постоянно ставил перед собой новые невероятные цели и достигал их, параллельно заражая своим энтузиазмом всех вокруг. В одном из интервью отец как-то обмолвился, что не хотел бы прожить до глубокой старости и умереть беспомощным, лёжа в собственной постели. В этом был весь он.

Его уход стал большим ударом и для моих сыновей, особенно для старшего. Конечно, они редко виделись, но духовная связь между ними была и остаётся очень сильной. Уверен, что моим сыновьям передались с генами его лучшие качества. Не зря любимой книгой отца в детстве был роман Вениамина Каверина «Два капитана». Я очень надеюсь, что девиз «Бороться и искать, найти и не сдаваться» станет определяющим и в жизни моих детей тоже.

 

 

Незадолго до своей гибели отец познакомился и подружился с величайшим путешественником современности Фёдором Конюховым. Их совместным проектом стал 800-километровый пробег на собачьих упряжках по Карелии и Архангельской области к месту, где издревле жили предки Фёдора Филипповича. Они очень сдружились, было много идей и планов по совместным экспедициям, но им не суждено было сбыться. После гибели папы Фёдор Филиппович стал часто приезжать в Рыбинск и, как мы все знаем, совершил из нашего города рекордный полёт на воздушном шаре. В память об отце на стене часовни Фёдора Конюхова в Москве установлена памятная доска.

Я часто мысленно разговариваю с отцом. Для этого мне даже не нужно ехать к нему на могилу. Обычно это происходит по ночам, когда все домашние уже спят. Я тихо ухожу на кухню, завариваю крепкий чай, сажусь и погружаюсь в воспоминания. Порой мне кажется, что мы с ним о чём-то не договорили. Конечно, не всё в нашем с ним общении шло гладко, порой были конфликты и недопонимания, но это нормальное явление в отношениях отцов и детей. Наши с ним взгляды не совпадали по целому ряду вопросов, но точек соприкосновения, конечно же, было гораздо больше. Часто я мысленно прошу у него совета, помощи и поддержки. И, как мне кажется, нахожу их.

Говорят, что время лечит. Если честно, я в этом не уверен. Время, скорее всего, не лечит, а лишь притупляет страдания. Потеря близкого человека — это всегда больно и страшно. А если близкий человек уходит внезапно и, как нам кажется, раньше срока — это переживается вдвойне. За парализующим сознание шоком приходит осознание ситуации и ужас от её необратимости. Но жизнь словно поезд, снова набирает ход и продолжает движение, а мы, смахнув слёзы, прыгаем в него с багажом воспоминаний, чтобы успеть к месту своего назначения…

Спасибо, отец, за то, что ты был, есть и будешь! Память о тебе живёт в наших сердцах!

 

 

Фото: из архива Леонида Продана

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Последние новости

  1. На Окружной иномарка улетела в кювет 
  2. В Преображенском переулке действует одностороннее движение
  3. Сотрудники рыбинской колонии сорвали планы заключённых на попойку и звонки
  4. Рыбинцы обсуждают пятилетний план развития города
  5. «Ярославский резерв» несёт плоды

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Комментарии с оскорблениями и ненормативной лексикой будут удалены.

Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: