Они погибли, не став победителями

«Почти ничего мы не знаем или не сильно хотим знать о том, какой ценой досталась победа в войне», — говорит генерал-майор Александр Косушкин. Переосмыслить военную историю его заставили сводки с передовой, датированные 1942 годом. В тот год его семья лишилась сразу двух родственников — те погибли 18-летними, так и не успев стать победителями в Великой Отечественной войне.

 

 

* * * 

В июне 1941 года Володя Калошин окончил 9 класс рыбинской средней школы №11. В конце лета его и сверстников направили на «трудовой фронт». Так тогда называли работы по строительству оборонительных сооружений. Учиться в школе этим ребятам больше не пришлось.

Обстановка на фронте ухудшалась с каждым днём. 16 октября 1941 года немцы захватили Калинин. Создалась реальная угроза их прорыва в направлении Углич—Рыбинск—Вологда. К негативному сценарию начали готовиться заранее, поэтому в конце лета вдоль Волги от Углича до Рыбинска в срочном порядке строили укрепления, в том числе противотанковые. К работам привлекали население от 16 до 60 лет. На «трудовом фронте» Володя встретил свой 18-й день рождения.  

 

 

В конце декабря Калинин освободили, но война продолжалась. 24 декабря 1941 года Владимира Павловича Калошина призвали в действующую армию.

116-ую курсантскую стрелковую бригаду формировали в Тверской области для резерва командующего Северо-Западным фронтом. Новобранцев в срочном порядке готовили к боям. 15 апреля 1942 года соединение перебросили в район боевых действий под Старую Руссу, а уже 19 апреля бригаду ввели в бой с превосходящими силами противника.

Ожесточенные бои шли с переменным успехом. Вот дошедшие до нас короткие скупые строки сохранившихся и рассекреченных боевых донесений командира 116-й стрелковой бригады полковника Соколова о первых днях сражения:  

 

Населённых пунктов, указанных в донесениях, в настоящее время не существует. Речь идёт о местности вдоль левого берега реки Ловать в 15-20 километрах юго-восточнее Старой Руссы.

На своей рабочей карте, которая прилагалась к боевому донесению от 21 апреля 1942 года, то есть на третий день ведения боевых действий, командир 116-й стрелковой бригады полковник Соколов сделал крупную размашистую надпись синим карандашом: «В батальонах бригады осталось по одной роте….».

— Я смотрел на эту потрепанную временем карту, которая чудом сохранилась в архивах, и мысленно пытался представить себе обстановку тех дней. Ведь, говоря простым языком, эта надпись означала, что бригада потеряла всего за трое суток боев более 1500 человек! Эта надпись, сделанная на рабочей карте полковником Соколовым вопреки всем правилам ведения штабных документов, как нельзя точно передаёт весь трагизм ситуации тех дней,

— говорит генерал-майор Александр Косушкин.

За три дня боёв от только что сформированной бригады, абсолютно не имеющей боевого опыта, практически ничего не осталось. Для сохранения боеспособности воинское подразделение отвели на доукомплектование. А на освободившиеся позиции срочно ввели в бой резервную 157-ую стрелковую бригаду.

Красноармеец Калошин Владимир Павлович погиб (пропал без вести) в первый же день боёв, 19 апреля 1942 года.

По сохранившимся в семье воспоминаниям, мать солдата получила похоронку и упала в обморок прямо у калитки, её долго приводили в чувство… Потом она долго хранила извещение вместе с фронтовыми письмами-треугольниками, запрещая детям и внукам доставать их из ящика. Она так никогда и не узнала, где именно похоронен её сын — в лесной братской могиле или перезахоронен на Воинском мемориале, который после войны создали в Старой Руссе.

 

Владимир Калошин

 

* * *

Ровесник Владимиру Калошину, весной 1942 года 18-летний Володя Косушкин был призван в действующую армию, а погиб (пропал без вести) 4 сентября 1942 года. На память о нём не осталось даже фотографий.

Случилось это в районе села Ерзовка Дубовского района Волгоградской области, в 10-15 километрах от печально известного Сталинградского тракторного завода, где осенью-зимой 1942 года шли самые ожесточенные бои за город. Место захоронения командира отделения, сержанта 299 стрелковой дивизии Косушкина Владимира Александровича, как и многих тысяч неизвестных героев страшной войны, до сих пор неизвестно. Достоверных подробностей о нескольких месяцах на фронте практически не сохранилось, судить о том, как проходила служба, можно лишь по архивным документам, рассекреченным в 2007-2008 году.

Из боевых донесений тех лет следует, что в августе 1942 года красноармеец Косушкин был призван в ряды Красной Армии и направлен в 299-ую стрелковую дивизию. Как раз в это время воинское подразделение, расформированное было в декабре 1941 года после страшных потерь, заново комплектовали в Коврове для отправки на Сталинградский фронт.

Руководил подготовкой дивизии к боевым действиям назначенный в июне 1942 года на должность командира дивизии подполковник Глеб Владимирович Бакланов. 32-летний офицер уже имел достаточный боевой опыт, был ранен, но вернулся в строй.

23 августа командир вновь сформированной 299-й стрелковой дивизии получил приказ на погрузку и совершение марша в составе 14 воинских эшелонов на Сталинградский фронт, в район станции Авилово, находящуюся в 18 километрах от города Камышин. Там дивизия поступила в распоряжение командующего 66 армией генерал-лейтенанта Родиона Малиновского, того самого, который впоследствии стал маршалом Советского Союза и министром обороны. 

30 августа, когда первые эшелоны прибыли к месту сосредоточения, дивизия получила приказ совершить 230-километровый марш и выйти к 4-5 сентября севернее Тракторного завода, расположенного на окраине Сталинграда. Чтобы выполнить приказ и сохранить манёвры в тайне от противника, дивизия передвигалась в темноте, преодолевая за ночь по 50-55 километров. Всё вооружение, включая минометы и боеприпасы к ним, бойцы несли на себе.

Отсутствовал необходимый транспорт, не хватало лошадей и фуража, питались красноармейцы раз в сутки. У командиров частей не было карт, люди плутали в темноте по незнакомой местности, многие подразделения отставали, колонны растягивались на большие расстояния. Днём в воздухе господствовала вражеская авиация, не позволяя советским войскам подтянуть силы и как следует подготовиться к ночному марш-броску. Бойцы чувствовали себя измотанными.

Командир дивизии подполковник Глеб Бакланов понимал, что его войско не готово к наступлению. Вечером 4 сентября, накануне назначенной даты, он доложил о своих сомнениях командующему 66-й армией генерал-лейтенанту Малиновскому, представителю Ставки Верховного Главнокомандующего маршалу Жукову и члену Государственного Совета обороны Маленкову.

Грозные военачальники не согласились с доводами комдива, о переносе даты наступления даже на один день речи не было. Правда, Малиновский пообещал Бакланову довезти недостающие боеприпасы и материальные средства и людей армейским транспортом, но обещание так и осталось словами.

 

Карта оборонительного периода Сталинградского сражения, livejournal.com

Утром 5 сентября дивизия начала наступление. Немцы встретили пехотинцев шквальным огнём с заранее подготовленных позиций, наземную вражескую артиллерию поддерживала авиация. Советские бойцы продвигались почти без прикрытия. Дивизия несла огромные потери, пехота залегла и к исходу дня с трудом закрепилась, не достигнув указанного рубежа. Задача дня была не выполнена.

6 сентября наступление продолжили. Поднимать солдат в атаку было трудно. В течение дня дивизия не смогла прорвать оборону противника, и к вечеру пехота была вынуждена залечь и окопаться перед передним краем обороны противника.

С утра 7 сентября солдаты опять поднялись в бой, пытаясь провести перегруппировку и подготовиться к ночной атаке. Ночь выдалась трудной для обоих противников. В результате к утру наступающие остановились на занимаемом рубеже и перешли к обороне. Потери никто не подсчитывал. Обобщённые данные о погибших и пропавших без вести штабное командование собрало только 20 октября. 18-летний Владимир Александрович Косушкин в этом списке записан под номером 564. В графе «место захоронения» напротив его фамилии стоит, как и у большинства в этом скорбном списке, жирный прочерк…

 

* * *

— Должен признаться, что изучение боевых и других документов того времени меня мягко говоря, поразило. Я-то полагал, что, как и подавляющее большинство граждан нашей страны, знаю о прошедшей войне достаточно много. Оказалось, что и не достаточно, и не много, а почти ничего мы не знаем или не сильно хотим знать,

— говорит профессиональный военный боевой офицер Александр Косушкин.

С портретами Владимира Павловича Калошина и его лучшего школьного друга Николая Алексеевича Неелова теперь каждое 9 мая генерал и его внуки встают в ряды Бессмертного полка. В шеренгах памяти достаточно места для всех освободителей Родины, независимо от наград и боевого стажа.

 

Текст: Александр Косушкин

Редактор: Надежда Лазарева

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





  • 08.05.2020
  • 10:14
Метки:

Последние новости

  1. В Рыбинске вновь будет ремонтировать мост по ночам
  2. Московский предприниматель купил исторические здания Рыбинска
  3. Рыбинец «инвестировал» мошенникам около 2,5 миллиона рублей
  4. Сотню рыбинских школьников познакомят с экспериментальной физикой
  5. В Рыбинске демонтировали остановочный навес у ТЦ «Космос», чтобы переставить в отдалённый район

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Комментарии с оскорблениями и ненормативной лексикой будут удалены.

Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: