Сапер, сын сапёра — в Рыбинске разыскали сына погибшего подо Ржевом солдата Великой Отечественной

На глазах выступают слёзы, когда сын фронтовика вспоминает, как навещал раненного отца в госпитале, а потом читал похоронку на него неграмотной матери. 

С Сергеем Николаевичем Новожиловым, сыном погибшего в 1942 году Николая Александровича Новожилова, встретилась поисковик, журналист Марина Морозова

 

Сергей Николаевич Новожилов с правнучкой.

Информацию о поиске родных солдата мне, как водится, прислали друзья-поисковики:

— Твой земляк! Красноармеец Новожилов Николай Александрович 1905 года рождения, пулеметчик 521 стрелкового полка, призван на фронт Арефинским райвоенкоматом Ярославской области. Погиб подо Ржевом 22 сентября 1942 года. 

Уже через несколько дней сын красноармейца-пулемётчика рассказывал мне о своем отце. Сергей Николаевич Новожилов, которому 90 лет, живет в Рыбинске, на Слипе, в стареньком деревянном доме на улице 1-й Тарнопольской,

— рассказывает Марина Морозова. 

Ржевско-Вяземская операция. Один из самых кровавых эпизодов Великой Отечественной войны. Архивы Минобороны свидетельствуют: в боях на 200-километровой дуге, опоясывающей Ржев, с января 1942 года по март 1943 года убиты и ранены более миллиона 160 тысяч человек рядового и командного состава.

Зубцовский район для поисковиков со всей России — «намоленное» место. Казалось бы, нет уже здесь не исследованных ими полей и лесов. Но нет, ежегодно истерзанная войной земля отдаёт им десятки и сотни солдат и офицеров, ещё не вынесенных с поля боя или лежащих в заброшенных госпитальных захоронениях.   

 

Слева: Владимир Ступаков, командир поискового отряда.

О том, что где-то недалеко от Погорелого Городища должны быть госпитальные захоронения, командир отряда «Дозор» Владимир Ступаков узнал из журналов боевых действий. Приблизительные координаты — пара сотен метров северо-восточнее деревни Зеновское. Да где же её искать, эту деревню — в ходе операции «Марс» сравняли её с землей.

Два года отряд разыскивал место дислокации передвижного полевого госпиталя и всё-таки в 2017-м нашёл. Множество тому свидетельств — медицинские склянки, инструменты, шприцы, лангеты… Захоронение оказалось большим, сказать точней, их было несколько. Раскопали огромную территорию. Подняли все останки. Перенесли и захоронили солдат с воинскими почестями в братской могиле на мемориале в Погорелом Городище. И ещё три года работали с архивами, чтобы установить имена погибших.  

 

 

Из Санкт-Петербургского архива военно-медицинских документов пришёл список из 59 фамилий и полная информация — даты рождения и гибели, места призыва, адреса. «Ищем родных!» — протрубил «Дозор». 

В списке под номером 24 — Новожилов Николай Александрович 1905 года рождения; красноармеец; пулемётчик 521 стрелкового полка, Арефинский РВК Ярославской области; погиб 22.09.1942.  Жена: Новожилова Ф.И., Слизневский сельсовет, деревня Рольино.

 

 

Сегодня деревня Рольино — это уже Тутаевский муниципальный район. Левобережное сельское поселение. Его глава Михаил Анатольевич Ванюшкин и ведущий специалист Юлия Витальевна Игнатьева сразу взяли мою информацию в работу, и уже через день я звонила внучатой племяннице красноармейца Новожилова — Нине Георгиевне Андроновой, которая живёт в Тутаевском районе. Она и сообщила мне, что жив его сын, и живёт он в Рыбинске!

Сергей Николаевич говорил об отце, в руках — две ещё довоенные фотографии солдата, которые бережно сохранила семья Новожиловых. А я удивлялась его памяти, хранившей многие подробности былого.

 

 

— Мой отец родился в Рольине, в большой семье кузнеца. Их восемь было — братьев и сестёр. Николай заведовал колхозной фермой. Тогда молодых парней из многодетных семей в армию служить не забирали, отправляли только на трехмесячные сборы. Женился в 1930-м, жена, мама моя — Феоктиста Ивановна. Она работала в колхозе на овцеферме. В 1939 году отца призвали на Финскую, но на фронт не отправили, прослужил в запасе в Ростове Ярославском и снова вернулся домой.  

Помню, как провожали отца и односельчан на войну. 27 июля 1941 года. Человек 90 отправили тогда от Арефинского военкомата… Из нашей деревни ушли на фронт пятеро, деревня маленькая была: отец, Романычев, Корныгов, Щербаков, Двоичев… Вернулся один, калекой… Двоюродный брат отца был учителем, его призвали в войска НКВД, не вернулся… Из соседних деревень — Насыров, Филиппов, Щербаков ушли на фронт. Погибли. Эшелон, в котором отправился на войну Щербаков, на станции Волга разбомбили немецкие самолеты. Новобранцы ещё и форму не успели получить военную…

Отец воевал под Смоленском. Был сапёром, наводил мосты, дороги. В 42-м прибыл со своей частью в Песоченский лагерь под Ярославлем, за Туношной где-то, — для переформирования. Но многие попали тогда в Костромской госпиталь. Мы туда с мамой к отцу ездили. Госпиталь располагался в здании школы. Много там было раненых. Мама тогда его и не узнала — жутко исхудал. Рассказывал, что тяжело выходили из окружения, неделями не видели куска хлеба, иногда удавалось найти павших лошадей. Рубили их и варили. Почти все болели дизентерией. Из госпиталя — снова на фронт, в Калининскую область, уже в пулемётную роту, стрелком. Писал как-то, что его завалило землёй в окопе вместе с пулемётом, когда рядом разорвался снаряд. Контузило тогда здорово.

 

 

А потом — снова госпиталь. Умер от болезни, как значится в похоронке. Лежит у деревни Зыково.

 

* * *

— Сергей Николаевич, наверное, не Зыково, в донесении о безвозвратных потерях записано — деревня Зеновское. Может быть, неправильно прочитали? Или писавший извещение ошибся…  

— Может… Я сам тогда читал похоронку, мама же неграмотная была. Получили её только в марте 1943 года, а умер он в сентябре 42-го…  Плакали, помню, все… Не сохранилась похоронка, мама отдала её, когда оформляла пенсию. Дед с бабушкой померли в 45-м. Мы очень тяжело жили в войну, нас было четверо детей, сестра Людмила и два брата — Иван и Анатолий.  Я с 12 лет работал, первый помощник у матери, пас телят, а потом возил молоко, сначала на лошади, а когда здоровых лошадей из колхоза забрали на фронт, возил на быке. Но после войны было ещё хуже, особенно в 47-м. В 46-м — страшная засуха, неурожай, всё сгорело… По три месяца хлеба не ели. Питались травой да молоком от нашей коровы. Благодаря ей, кормилице, и выжили. Младший брат Толя умер в 47-м году. Эпидемия была в деревне, многие умерли тогда. Сейчас я один остался, хоть и самый старший…

Четверо двоюродных братьев Сергея Николаевича по маминой линии не вернулись с войны. Тётушка с детьми умерли от голода в блокадном Ленинграде.

— Тяжело очень вспоминать… Спасибо вам, поисковикам. Я представляю, какой это труд… В армии я ведь тоже был сапером! Да у нас это семейное: отец — сапёр, и племяш мой — тоже сапёр… Однажды, когда я служил в армии, в 1952-м, разминировали мы поле под Москвой. Множество неразорвавшихся снарядов, мин, осколков, живого места, кажется, не было. Наткнулись на кости, стали копать и нашли солдатский медальон! Помню, мой сослуживец открыл футлярчик, а в нём бумажка. Да, хорошо сохранилась. Развернул он бумажку и стал читать. И застыл на месте. А потом тихо сказал: «Так это же мой брат…».

 

* * *

Из деревни Новожиловы перебрались с семьёй в Рыбинск. Всю жизнь Сергей Николаевич проработал строителем. И домик на 1-й Тарнопольской, в котором и сейчас живёт с родными, Сергей Николаевич построил сам.  

Командир поискового отряда «Дозор» Владимир Ступаков просил передать, что отряд хочет собрать на 9 мая в следующем году родных всех, кто был найден в госпитальном захоронении.

«Я бы поехал, очень хочу там побывать. Только вот доживу ли… Да и трудно уже ходить… » – ответил сын солдата.

Здоровья Вам, Сергей Николаевич. И спасибо за память об отце. А приглашение остаётся в силе — для всех родных красноармейца Николая Новожилова.

 

Текст: Марина Морозова, ПО «Гвардия»

Фото предоставлены автором

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





Последние новости

  1. Приставы арестовали семь автомобилей на трассе в Рыбинском районе
  2. В Рыбинске здание на Чкалова признано объектом культурного наследия
  3. В «Рыбинской генерации» не исключили раскопки улицы Радищева после ремонта дороги
  4. Пловцы из Рыбинска стали сильнейшими на открытой воде
  5. В Рыбинске готовят к открытию второй кванториум
    солдат

    За эту ржевскую бойню ветераны проклинают «маршала победы».

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
Комментарии с оскорблениями и ненормативной лексикой будут удалены.

Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: